in

Кирилл Гуреев: “У каждого из нас есть свой Тихий Город”

Кирилл Гуреев

Кирилл Гуреев во всех подробностях рассказывает о своем альбоме “Письмо в Тихий Город”.

В 2015 году мы уже беседовали с Кириллом Гуреевым, являющимся достаточно известной личностью в узких музыкальных кругах Карелии. В тот раз беседа шла об андерграундной и фолковой отечественной сцене, а также перспективах музыки в России. Вскоре после этого Кирилл стал одним из приглашенных авторов нашего ресурса, регулярно поддерживающего с нами связь и помогающего в развитии SameSound.ru.

Сегодня поводом для разговора стало приятное событие в творческой жизни Кирилла – выход первого сольного альбома “Письмо в Тихий Город”. Выход пластинки состоялся в социальной сети “ВКонтакте” 3 октября 2016 года, в день рождения Кирилла Гуреева. Помимо качественного материала, альбом выделяет тот факт, что запись песен велась целиком и полностью дома, а всего в работе над альбомом приняло участие более 10 музыкантов, включая великолепного скрипача коллектива “Тролль Гнёт Ель” Андрея Теппера. Отдельно стоит отметить, что огромную помощь Кириллу оказал его друг – Геннадий Натальчук, который занимался всеми вопросами сведения и мастеринга музыки, но делал это удаленно, что прибавляет значимости конечному результату.

Мы встретились с Кириллом и Геннадием, чтобы обсудить “Письмо в Тихий город”, разузнать обо всех трудностях домашней звукозаписи, удаленного сведения и мастеринга, поинтересоваться о творческих планах, а также попросту поздравить Кирилла с таким важным событием.

SameSound.ru: Откуда появилась идея сольного проекта?

Кирилл Гуреев: Геннадий – участник студийного проекта «Эрудированный Хрен», базирующегося в Мончегорске. Брат Геннадия, Вовка Рёхов – мой хороший друг. Проект уверенно выпускает записи и существует по сей день, при этом весь материал записывается дома и очень добротно звучит.

Когда в 2013 году у коллектива вышел первый мини-альбом «Эрудированный хрен пристаёт к прохожим», мы уже были знакомы с Геннадием. Примерно в этот момент меня посетила мысль, что у меня есть собственные песни, которые по разным причинам не делаются в рамках других проектов. Геннадий с братом так наглядно продемонстрировали возможности домашней звукозаписи, что появилась робкая идея записать что-то, скажем так, для истории.

Я долго ходил с этой мыслью, но воплощение своей задумки началось только по прошествии двух лет. При этом переломным моментом стало мое понимание того, что имеющиеся песни выстраиваются в какую-то цельную картину, а не являются простым набором композиций.

Сама же концепция альбома сложилась чуть больше года назад во время отпуска, который я традиционно проводил в Водлозерье, вдали от цивилизации, а особенно вдали от телефона и интернета. Причем надо отметить, что в первую очередь родилась концовка пластинки, потом я решил, что альбому необходимо интро и т.д.

SameSound.ru: Ты говоришь, что воплощать идею начал спустя два года после появления мыслей о записи…

КГ: Да, но первые варианты работы появились примерно тогда же, то есть полтора года назад. Ещё до того как концепция сложилась окончательно, мы записали песню «Мимо денег», начали работать над песней «Голубь»… Ту версию «Голубя» впоследствии мы уничтожили, она была абсолютно неудачной. А вот «Мимо денег» вошла в альбом практически в неизменённом виде. Это происходило весной 2015 года.

SameSound.ru: Откуда взялось название «Письмо в Тихий Город»?

КГ: Это, скажем так, некое мироощущение: будто бы помимо нашего обычного мира суетных дел, разобщённости и замкнутости, есть некий иной мир, откуда мы все вышли и куда рано или поздно должны вернуться. Но пока мы здесь, мы можем только иногда видеть его отражение и, может быть, писать иногда туда письма. Кто-то называет этот мир Раем, а я назвал его Тихим Городом. Более всего человек близок к такому восприятию мира в детстве, поэтому для меня тема Тихого Города напрямую пересекается с темой детства. Свой Тихий Город я описал в стихотворении, которое позже было отредактировано и стало финалом альбома.

Само же название появилось следующим образом. В августе 2015 по возвращению из Водлозерья у меня был свободный месяц, который я решил потратить с пользой. Концепция альбома была уже готова, и я очень плотно засел за освоение домашней звукозаписи: доходило до того, что я спал по 6 часов в сутки, постоянно что-то записывая, самообучаясь и т.д. Родственники меня попросту потеряли.

В какой-то момент мне написал мой подмосковный друг Андрей, пригласивший меня на свой день рождения. Я решил немного развеяться, собрался в Москву и, вспомнив прошлый опыт путешествий автостопом, поехал.

На следующее утро с последним дальнобойщиком на своем пути я попал на территорию Подмосковья. По пути выяснилось, что сам водитель едет в город моего детства – Мытищи. В общем, слово за слово и в районе 5 часов утра я был высажен в Мытищах в пяти минутах ходьбы от двора, в котором я вырос.

В этот момент я испытал абсолютно волшебные чувства: город спит, на улицах никого нет, а общее впечатление такое, будто бы оказался в каком-то заповеднике. В общем, я дошел до дома и двора, где мы росли, сел на лавочку и сидел в полной тишине. Складывалось ощущение, что нужно даже дышать осторожнее, чтобы не нарушить эту тишину.

Тот, кто занимается творчеством в каком-либо виде, знает, всегда есть некий момент, когда разрозненные образы и мысли складываются в цельную картинку. У меня такая «точка сборки» случилась в то августовское утро. Я вспомнил свой стих про Тихий Город, оценил его адекватность минуте и понял, что весь альбом, над которым я в данный момент работаю, является неким письмом в этот заповедник.

SameSound.ru: Вернемся к процессу записи. Как все происходило, на чем писали материал, чем обрабатывали, какие были сложности?

КГ: Начнем с того, что для меня домашняя звукозапись всегда была чем-то неизведанным. Обычная же запись как происходит: ты приходишь на студию, настраиваешься, делаешь сколько можешь дублей по указке звукорежиссера и надеешься, что хотя бы один из них хороший. В общем, перейти в лигу домашней записи было достаточно необычным опытом.fast-track-300x300

Если говорить о том, что есть у меня из оборудования – это двухканальная звуковая карта M-Audio FastTrack USB, некоторое количество музыкальных инструментов, плюс периодически появляющиеся у меня различные микрофоны.

Геннадий Натальчук: Сводилось все при помощи недорогих наушников KOSS UR-20 и аудиоинтерфейса Lexicon Omega. Основные же работы велись в Steinberg Cubase 5. Еще использовались какие-то советские колонки и усилитель, которые стоят у меня дома.

На финальных этапах, когда в половине песен звук уже был найден и почти сделан, появилась возможность работать в студии с карточкой M-Audio FastTrack Pro и мониторами Alesis Mi Active mk2. В частности, после перезаписи гитар в песнях «Мизантроп» и «Голубь» баланс заново разводился именно там.

Что касается барабанов, то здесь использовалась библиотека Abbey Road Modern Drums. В зависимости от песни и ее звучания, я менял подход к вопросу маршрутизации и обработки разных выходов (томов, хэта, бочки и т.д.).

kirill-gureev-pismo-v-tihiy-gorod-01

Если же говорить о других эффектах и плагинах, то для гитар, иногда вокала и некоторых ударных дорожек использовался Guitar Rig 5, стандартный компрессор Cubase, эквалайзер Voxengo GlissEQ. Иногда применяли Melodyne для правки редких неудачных нот в вокале, хотя чаще просто я брал вокал из разных дублей.

Кстати говоря, песню «Мимо денег» я сводил, лежа в больнице, летом 2015 вообще. И с тех пор звук этой песни практически не изменялся.

КГ: Касательно вокала. Меня всю жизнь убеждали, что петь – это не мое, но для альбома мне пришлось учиться это делать должным образом. Я прекрасно понимаю, что вокал далеко не самое сильное место альбома, но за время записи 9 песен рост моего внутреннего вокалиста оказался значительным.

Но самое интересное заключалось в том, что вся работа велась на расстоянии. Я сочинял аранжировки, песни, партии инструментов и все остальное. Затем обязательно происходил телемост между Петрозаводском, в котором живу я, и Мончегорском, в котором живет Геннадий. То есть не было никакого взаимодействия в реальном времени между звукорежиссером и музыкантом, не было какого-то стороннего наблюдателя на «той стороне» стекла, который скажет тебе, что плохо, что хорошо, что нужно переписать, а что, наоборот, оставить.

Короче говоря, мне приходилось «рулить» собой самостоятельно. Геннадий получал дорожки, в каждой из которых было записано дублей по сорок одной партии. Я, конечно, старался максимально удобно это все нарезать, но так получалось не всегда.

Все гитарные партии я писал на своей электроакустике Crafter CT-120, которая при обработке Guitar Rig начинала давать интересный своеобразный тембр. Мы позже переписали партии в песнях «Мизантроп» и «Голубь» на электрогитаре, но при сведении ощутили нехватку тёплого тембра, который даёт пьеза. В результате вступление песни «Мизантроп» пришлось переигрывать ещё раз вновь на гитаре с пьезозвукоснимателем, а при сведении мы получили прикольный эффект контрастного совмещения двух тембров.

ГН: Для тех, кто когда-нибудь работал в Cubase, да и вообще любой DAW, на дорожке на одном каком-то месте может быть сколько угодно дублей, но звучать будет только верхний. Кирилл присылал мне проект и папку с рабочими файлами к нему, где на дорожках как раз такой слоистый адок и творился. Если верхний кусочек звучал откровенно плохо, то я раздвигал все это добро подобно Моисею и смотрел, что же ждет меня дальше.

По секрету скажу, что некоторые гитарные, да и не только гитарные партии делались путем комбинирования множества кусочков секунд по 5 каждый.

КГ: Я еще часто удивлялся, как же мои дубли так хорошо звучат, что же Гена там сделал такого. Выяснялось, что он основательно перелопачивал мои записи, превращая их во что-то достойно звучащее.

kirill-gureev-pismo-v-tihiy-gorod-02

ГН: В целом все инструменты и вокал Кирилл записал сам. Несмотря на это, я тоже принял небольшое участие именно в записи материала, записав хлопки в ладоши. Собрал для этого группу из четырех человек, дирижировал ими в своей комнате. Ножницы перед «Мизантропом» – тоже моя работа. Драм-машинку в «Мимо денег», дополняющую бит-бокс, я прописывал.

SameSound.ru: То есть ты записывал какие-то партии и сразу отправлял на сведение?

КГ: Нет, не совсем. Я записывал максимум того, что мог, а затем отправлял Гене большую «посылку» с файлами. Первую часть я отправил в августе 2015 года, вторую часть весной 2016, а последняя часть попала к нему уже в конце лета.

При этом здесь тоже возникала сложность. Просто представьте, что, грубо говоря, раз в квартал звукорежиссер получает пачку файлов, в которых ему необходимо разбираться, выяснять, что, куда и зачем. То есть во время работы в студии звукорежиссер находится в контексте творческого процесса, ему не приходится тратить дополнительное время на «разбор полетов» и выяснение ситуации.

ГН: Знаете, ощущения были, как будто бы ты получаешь какой-то Ящик Пандоры. В этом «ящике» хранится огромное количество информации, в которой необходимо разбираться. Баланс вроде даже был, но какой-то инопланетный. Ударные почти не пробиваются через толщу баса и гитар, вокал передавлен компрессией, зато эквалайзер везде нетронутой полосочкой.

КГ: Да, тут получалась такая ситуация, что в моей голове все звучало очень классно и складывалось в цельную картину. Но когда возникали какие-либо вопросы, то я приходил в замешательство: вроде бы все понимаю и знаю чего хочу, но сказать или как-то объяснить это не могу.

В любом случае, в процессе записи я получил крайне полезный опыт, который нужен каждому музыканту, но по какой-то неизвестной причине прошел мимо меня. Я научился работать с виртуальными ударными, правильно записывать гитару, чтобы не было перегрузки сигнала и т.д.

ГН: А я за это время наконец-то научился делать «митол», потому что раньше у меня не было опыта работы с формированием гитарного звука, но с вокалом как-то пока задалось не очень, научиться его правильно обрабатывать мне ещё предстоит.

SameSound.ru: Не возникало непонимания во время такой вот разделенной работы?

ГН: Тут получалось так, что я открывал пачку файлов, собирал дорожки во что-то единое целое, выравнивал баланс по панораме и громкости, вносил еще какие-либо коррективы в звук и отправлял миксдаун Кириллу с вопросом, в том ли я направлении двигаюсь. По началу ответ чаще всего был «Нет», либо «Не совсем».

kirill-gureev-pismo-v-tihiy-gorod-04

КГ: За время работы мы нашли какую-никакую схему, упрощающую нашу жизнь. На первом этапе присылались предварительные, черновые варианты сведения с тем самым вопросом, в том ли это направлении. Таких вариантов могло быть 5-6, пока не нащупаем звучание песни.

Затем я отслушиваю отдельные части песни и по каждой из них пишу Гене огромную простыню текста, в которой объясняю, чего бы хотелось услышать, чего добавить, а что убрать. В целом после этого получалось добиться уже именно того, как должна звучать песня. Хотя были и исключения из правил, как например с песней «Голубь», которая потребовала много времени, работы и переработки.

SameSound.ru: В каком виде выйдет альбом?

КГ: На самом деле, когда альбом писался, то как таковых мыслей о его выпуске не было – мне было важнее рассказать саму историю, донести свою мысль. Но, конечно, я слукавлю, если скажу, что мне было абсолютно все равно, что я не хочу показать его всем. Да, сейчас мне очень интересно, кто и что скажет об этом.

Иногда задумывались о релизе в iTunes и Google Play Music, но пока не могу сказать точно, будем думать над этим. Пока что ориентируемся только на релиз в ВКонтакте и самиздатовский выпуск CD, которые не будут продаваться, а будут дариться друзьям.

Обложку для диска сделал мой друг и прекрасный художник Лёха Ефремов. Он интересно подошёл к вопросу: послушал рабочий вариант записи, мы долго говорили с ним о концепции альбома, о заложенном туда мироощущении… Под конец я рассказал ему в подробностях, какую картинку хочу видеть на обложке. Лёха долгое время не присылал ничего, а когда я получил предварительный эскиз, то выяснилось, что рисунок получился абсолютно иным, нежели я его себе представлял, но гораздо более точно отображает настроение альбома.

kirill-gureev-pismo-v-tihiy-gorod-album-cover

SameSound.ru: Как насчет живой презентации пластинки?

КГ: Планы такие есть, да и музыканты на примете тоже есть. Через год мне исполнится 30 лет, и я хотел бы к этому моменту собрать ребят и сделать такой живой концерт с песнями с этого альбома. Проблема в том, что все придумано мной и я несколько боюсь, что когда за работу с материалом сядет целая группа, то все очень сильно придется переделывать. В этом, так-то, нет ничего дурного, но я очень привык к звучанию своих аранжировок и боюсь, что любая правка будет принята мной «в штыки». В любом случае, репетиции потребуют больших усилий, но от такой идеи я не отказываюсь, хотя и не рассчитываю на постоянные концерты с этим материалом.

Плюс есть проблема чисто бытового характера: мало показать этот материал в своем городе, для его популяризации неплохо бы дать концерты где-то и в других городах России. На альбоме участвовало 11 сессионных музыкантов, помогавших записать мне те же партии скрипки, флейты, аккордеона, бэк-вокала, валторны, тубы, а также всякие забавные звуки вроде бит-бокса, хлопков в ладоши, воплей и.т.д.

Для живых выступлений, помимо меня, понадобится хотя бы еще 5 музыкантов. Просто представь, каких трат и проблем будет стоить поездка даже до Санкт-Петербурга.

SameSound.ru: В аранжировках песен прослеживается влияние разных отечественных рок-коллективов. Это получилось случайно или это привет русскому року?

КГ: В каком-то роде можно сказать, что такова и была задумка.

Когда альбом только начинали записывать, мне очень хотелось записать песни «По сходной цене» и «Голубь». При этом, когда я придумывал песню «По сходной цене», я почему-то представил, что эта песня отлично бы вписалась либо на какой-нибудь поздний альбом Машины Времени, либо на один из сольников Андрея Макаревича. Я даже в шутку предположил, что может имеется смысл «загнать» ее ему. Что же касается аранжировки «Голубя», то ещё в момент написания песни мне представилось, что она бы идеально звучала в исполнении братьев Самойловых. Это и определило подход к аранжировке.

Хотя иногда все получалось несколько иначе. «Мизантроп» появилась изначально в виде простого рок-н-ролла в духе группы «Секрет». Потом я понял, что эта песня должна открывать альбом вслед за вступлением, но простейший рок-н-ролл звучал как-то скучно. После долгих раздумий появилась мысль стилизовать песню под альтернативный рок. Я обсудил это с Геннадием, который начал мне присылать музыкальные ориентиры.

ГН: Я тогда пару песен One Minute Silence и Ghoulspoon как примеры годной, по моему мнению, альтернативы выслал.

КГ: В общем, подводя итог всему вышесказанному, хочется отметить, что бывают моменты, когда песня рождается и вместе с ней рождается и аранжировка. А бывает и так, что песня рождается, но ее аранжировка не звучит в рамках концепции альбома. Тогда и начинаются поиски каких-то стилистических моментов, на которые хочется ориентироваться. Такой, например, была «Песня о Встрече».

kirill-gureev-pismo-v-tihiy-gorod-03

С другой стороны, есть такой момент, что некоторым аранжировкам нужно время, чтобы «отлежаться». Переслушивая песню через какое-то время, понимаешь, что она неинтересная или скучная, что ей чего-то не хватает или, наоборот, в ней есть что-либо лишнее. Здесь главное не «передержать» песню, не уйти в вечное переделывание и доработку собственных идей, иначе до релиза можно и не дожить.

SameSound.ru: Расскажи немного про сами песни. Что они значат для тебя, что ты хотел ими сказать?

КГ: Песни писались в разное время: самая старая – «По сходной цене» – была написана в 2012 году, а две самые свежие («Письмо в Тихий Город» и «Мизантроп») появились в процессе работы над альбомом. С каждой из них связана определённая история, всегда есть какое-то событие во внешнем мире, которое является «отправным толчком» к написанию музыки и текста.

Для песни «Письмо в Тихий Город» это было то самое утро, в которое появилось название альбома. «Я вызываю ОМОН» писалась в качестве шутки, но перечитав через какое-то время свой текст, я понял, что эта вещь достаточно серьёзна, если не сказать, мрачна. В основу финального инструментала легла гармоническая цифровка, которую я придумал ещё в училище. А «Танго» – это вообще автобиографическая вещь, в бытность свою автостопщиком мне довелось просидеть целую ночь на автобусной остановке в Московской области.

Иногда песни писать весело, иногда трудно, а иногда даже страшно. Как правило, появление песни – это реакция той части сознания, которая до сих пор существует в Тихом Городе, на какой-нибудь внешний раздражитель. Если это бытовые хлопоты и мелочи, которые донимают тебя день за днём, то получается «Мизантроп». А если это что-то более страшное, например, война?

Когда я смотрел выпуск новостей и увидел военные действия в тех краях, по которым мне когда-то довелось поездить, появился «Голубь». Я помню, что тогда у меня родилось понимание: любая война напоминает детскую игру за одним лишь исключением – для рядового участника проигрыш здесь смертелен. И в голове стало складываться некое подобие детской заклички: «Нам пора. Зовёт игра. Никто не выйдет побеждённым». Мне до сих пор непонятно самому, почему именно побеждённым, по идее речь должна идти о том, что победителей и проигравших здесь нет, а есть лишь жертвы. Но строчка уже легла в песню, и менять её у меня абсолютно нет желания.

В любом случае я хочу, чтобы когда-нибудь память об этой ужасной игре осталась лишь в песнях, а люди, наконец, поняли, что в убийстве себе подобных нет ничего красивого и героического.

SameSound.ru: Какие выводы ты сделал для себя по результатам работ?

КГ: В первую очередь я понял, что нужно найти идеальный баланс между тем, чтобы не выпустить слишком сырое произведение, но и не загнать песню в производственный ад.

Но главный вывод другой: надо стараться работать с максимальной самоотдачей и профессионализмом, но с поправкой на имеющееся у тебя оборудование. Можно несколько лет пытаться выжать из Guitar Rig звук студии Abbey Road или заниматься постоянной докупкой оборудования и не выпускать ни одной песни, ссылаясь на «недостаток качества». Как правило, этим люди оправдывают отсутствие у себя идей содержательного плана, а потому уходят в поиск идеального звучания.

kirill-gureev-pismo-v-tihiy-gorod-05

Если же в голове живёт некая идея, которая просит родиться в этот мир, ты исхитришься, найдёшь время, средства и возможности помочь ей. Конечно, не стоит доводить ситуацию до того, чтобы оправдывать откровенно плохой звук своей «гениальностью», которую каждый обязан расслушать [расслышать?] за стеной шума и грязи. Но запись, сделанная дома «на утюг» тоже может звучать интересно и свежо. Я считаю, что содержание должно рождать звук и ни в коем случае не должно происходить наоборот.

ГН: История с плохим звуком, но хорошей общей картиной, по-моему, «прокатывает» редко. Filosofem группы Burzum, например, весьма удачен. И больше не могу примеров вспомнить.

КГ: А как же Летов? У него это получалось гениально! Это вообще один из моих любимых певцов и музыкантов. Короче говоря, нужно выдавать максимум того, что ты можешь. В процессе записи я, наконец-таки, отучил себя от мысли, что все проблемы можно будет поправить во время сведения. Хреновый тембр? Перепиши, сведение этого не исправит. Чаще бывает даже наоборот, сведение может «оголить» твои исполнительские косяки.

У домашней записи есть один неоспоримый плюс – тебя никто не торопит. Ты можешь спокойно работать, никто тебя не подгоняет, ты никому не должен денег и можешь записать столько дублей, сколько потребуется. На обыкновенной студии такое вряд ли выйдет: звук отличный, качество записи тоже, но сможешь ли ты с трёх-четырёх дублей выдать нечто действительно годное? Далеко не каждый звукорежиссер может настроить музыканта на нужный лад, чтобы запись была по всем параметрам отличной. Поэтому временами нам, к сожалению, приходится слышать в альбомах молодых команд треки, которые откровенно «собраны» звукорежиссёром с того, что музыканты успели наиграть за несколько студийных сессий.

Домашняя звукозапись – тоже не панацея, всё же цифровая эмуляция, мягко говоря, не заменяет собой возможностей студийного оборудования. Но это отличная школа и отличный инструмент для реализации собственных идей в условиях минимального бюджета.

Ну и, конечно же, неотъемлемая черта такой работы – это дружеское общение. Все, кто принял участие в записи – мои хорошие друзья, у всех был неподдельный интерес к работе, а это даёт куда более приятный результат, чем, если альбом записывается нанятыми за деньги профессиональными лабухами. Геннадий же за эти полтора год стал мне по-настоящему близким человеком. Без его волшебных ручек и творческого подхода к звуку у нас бы точно ничего не получилось.


Страница Кирилла Гуреева в ВКонтакте

Страница Геннадия Натальчука в ВКонтакте

Скачать альбом Кирилла Гуреева “Письмо в Тихий Город” (mp3, 320kbps)

Поблагодарить автора:

Пожаловаться

Подписка
Уведомлять о
0 Комментариев
Межтекстовые отзывы
Посмотреть все комментарии