in

Сергей Дворецкий, «Магелланово Облако»: «Музыкант может не слушать музыку только когда спит»

Группа Магелланово Облако интервью

Интервью с лидером группы «Магелланово Облако» Сергеем Дворецким о музыке коллектива, проблемах левшей-гитаристов, ротации на радио и восприятии творчества.

Образованный в 2010 году музыкальный коллектив «Магелланово Облако» за время своей жизни успел полюбиться российским слушателям. В активе группы 8 полноформатных альбомов, 9 синглов, участие в огромном количестве фестивалей, а также работа с ирландским саундпродюсером Томми МакЛафлином (Villagers) и мастеринг-инженером Ричардом Доулингом, работавшим с Шинейд О’Коннор, Foo Fighters, Дэвидом Боуи и другими именитыми музыкантами.

Песни группы, совмещающие приятные мелодии и лирику, и стилистически находящиеся на стыке инди, рока и фолка, успели побывать в активной ротации на отечественных радиостанциях, а критики по достоинству оценили творчество коллектива.

5 февраля 2017 года группа представила сингл “Шифр”, а накануне этого SameSound.ru удалось пообщаться с лидером группы Сергеем Дворецким. Разговор получился интересным.


SameSound.ru: Представьте группу читателям.

«Магелланово Облако» – продолжение моих музыкальных изысканий, начавшихся более 20 лет назад. Как коллектив, «Магелланово Облако» появилось 7 лет назад, когда накопленные идеи трансформировались в понятную для меня как автора форму, нашлись близкие по духу музыканты.

Название появилось интуитивно. Здесь нет каких-либо отсылок к одноименному произведению Станислава Лема, нет космологии. Мне кажется, что «Магелланово Облако» – это название, расширяющее сознание.

В таком случае, в каком музыкальном бэкграунде Вы выросли? Что слушали? Что повлияло на Вас, как на музыканта?

Вокруг меня всегда было много разной музыки: классической, этнической, популярной.

Большое влияние на меня оказала музыка 1960-х годов. Если говорить об исполнителях, которых я слушал и продолжаю слушать, то здесь и The Beatles, The Doors, Jefferson Airplane, T-REX, Боб Дилан, Дэвид Боуи, The Byrds, Electric Light Orchestra. Не прошел мимо меня и феномен брит-попа – Oasis, Radiohead, Pulp.

Тем не менее, я слежу за новыми веяниями в современной музыке, мне интересно наблюдать, что происходит в музыкальном мире.

В описаниях группы «Магелланово Облако» на просторах Сети группу характеризуют, как исполнителя инди, рока и фолка. Чего в Вашей музыке больше?

В нашем творчестве большего того, что на Западе называют «Singer-Songwriter». У нас почему-то это принято называть бардовской или авторской песней, но в нашем случае мы говорим о западном понимании этого термина. Речь о мелодике, тексте, авторском исполнении.

Есть элементы фолка, но они не основообразующие, то есть используются только для донесения музыкальных идей. В музыке «Магелланово Облако» встречается и виолончель, и клавишные, но это не делает нас исполнителями классической музыки.

Сегодня каждый второй исполнитель и коллектив пишет о себе, что исполняет инди, поэтому смысловая нагрузка этого слова несколько изменилась. Если же говорить об инди с точки зрения независимости творчества от лейблов, то да, мы занимаемся музыкой самостоятельно. Нас не поддерживают крупные лейблы, у нас нет спонсоров на сегодняшний день.

Группа Магелланово Облако интервью

Сегодня музыканты чаще исполняют тяжелые стили музыки. На Ваш взгляд, почему молодые музыканты выбирают эти стили? Его проще исполнять, чем тот же фолк?

Я считаю, что музыка – это чистая энергия, которую получает человек. В тяжелой музыке эта энергия настолько яркая и мощная, что «врубает» человека практически сразу – не нужно никакой подготовки и специального настроя.

Да, тяжелая музыка проще для восприятия, в отличия от других музыкальных стилей, где человеку нужно стать элементом музыки, соучастником действа.

Мне кажется, когда слушатель становится соучастником музыкального процесса, то это приносит большее удовольствие. Люди погружаются в творчество, становятся с ним едины, трансформируются внутренне.

Я не противник тяжелой музыки, мне близко творчество System of a Down, Marilyn Manson, The Clash, Sex Pistols. Мне импонирует мелодика и энергетика тяжелых стилей.

Как строится работа над песнями в группе? Кто принимает основные решения?

Обычно я приношу песню с мелодией, текстом и некторым набором аранжировочных идей. Я рассказываю музыкантам, как слышу эту музыку и чего хочу получить, а они, в свою очередь, предлагают идеи.

У нас нет такого, что если песня готова, то мы больше не возвращаемся к работе над ней. Музыка – ситуационная вещь, которая требует доработок в зависимости от контекста.

Поэтому бывают случаи, когда по прошествии некоторого времени мы понимаем, что в той или иной композиции нужно что-нибудь переделать, добавить или убавить.

Часто переделываете песни?

Нет, не часто. Чаще получается так, что какие-то песни перестают «чувствоваться» нами, и мы не исполняем их, а какие-то, наоборот, начинают ощущаться по-новому. Другими словами, идет постоянная ротация музыкального материала.

Можно ли сказать, что Сергей Дворецкий – сторонник аналогового звучания профессиональных студий? Или Вы считаете, что материал можно записывать дома? Или все-таки оба суждения справедливы?

Все зависит от музыкального материала, от поставленной задачи. Метод записи зависит от конкретной песни.

К примеру, наш альбом «Условный Сигнал» записывался на студии в Москве, а затем «улетел» на сведение и мастеринг в Ирландию, потому что требовалось классическое аналоговое звучание. А альбом «Параллели» мы писали с баянисткой дома, не обращая внимание на оборудование – важнее были музыкальные эксперименты.

В этом году мы будем писать комбинированным путем, потому что одни песни можно записать в условиях домашней студии, а другие требуют более сложного подхода с точки зрения звука.

Знаете, иногда хочется записать все песни в аналоге, но… на это не хватит никаких средств. Поэтому, на мой взгляд, делать какие-то песни дома – совершенно нормально. Благо качество современных девайсов позволяет записывать материал отличного качества.

Для рядового слушателя нет разницы, как вы записали песни – процент тех, кто будет воспроизводить музыку на серьезной аппаратуре, небольшой. Поэтому важнее донести идею в приемлемом качестве, «зацепить» человека, а не поразить его техническими премудростями записи.

Группа Магелланово Облако интервью

Вы левша. Учились играть в музыкальной школе или через зеркало?

У меня был тернистый путь. Когда я учился играть, у меня не было своего инструмента. Мне давали гитару знакомые правши, поэтому не имея возможности переставить струны в обратном порядке, я выучил аккорды в их зеркальном отражении. Потом уже я приобрел собственную гитару, где перетянул струны, а затем появились леворучные инструменты.

Если говорить о жизни группы, помогает ли это в продвижении группы? Обращают на это внимание?

Да, периодически обращают, говорят: «Ты же как Маккартни!» или «Ты прямо как Кобейн!». Я отношусь к этому с юмором. Но сам я забываю о том, что левша.

Хотя в этом есть определенные сложности. К примеру, есть трудности с коммутацией и поиском расположения на сцене таким образом, чтобы провода и кабели не мешали ни тебе, ни другим музыкантам.

В конце прошлого года «Магелланово Облако» участвовало в «Битве за эфир» на НАШЕ 2.0. Стоит ли пытаться попасть туда?

Попасть в «Битву за эфир» не так сложно, все условия описаны на сайте проекта. Во время участия в «Битве» песня группы прозвучит на радио, что, теоретически, расширяет аудиторию слушателей.

Тем не менее, я бы не советовал музыкантам надеяться, что ротации на радио как-то изменят жизнь группы. Возможно, о вас заговорят в музыкальных кругах, или вырастет посещаемость концертов, но возможно и такое развитие событий, когда радиоэфир никак не повлияет на судьбу музыкального проекта.

Так что уповать на это не стоит. Понимаете, продвижение группы должно быть продуманным и происходить по разным направлениям, среди которых радио отнюдь не основное.

Продолжая тему радио, вы несколько раз выступали в эфире Своего Радио. Как вы смотрите на этот проект? Какие плюсы от него получают музыканты?

Выступать на Своем Радио интересно. Семен с Юлей (Семен Чайка и Юлия Дубова – руководители “Свое Радио” – прим.ред.) проделали большую работу, чтобы добиться отличного качества звучания. По итогам эфира музыкант не только может показать свое творчество, но и получить запись выступления с хорошим звуком.

Это хорошо, что у музыкантов появилась возможность заявить о себе. Свое Радио чувствует себя свободнее, не ограничено какими-то рамками рынка, стиля, формата. Поэтому сегодня мы можем услышать в эфире рок, завтра – фолк, а еще через пару дней – альтернативу или метал.

Знаете, у нас в стране слабо развиты небольшие радиостанции. На Западе многие популярные коллективы и исполнители стали известны широкой публике за счет попадания на локальные радиостанции. К примеру, так произошло с группой R.E.M.

Поэтому мне кажется, что Свое Радио – это аналог локальной станции, откуда исполнители могут заявить о себе.

Группа Магелланово Облако интервью

Кстати говоря, чем пользуетесь на концертах?

Мы используем минимум каких-то «добавок», стремясь к более аналоговому и естественному звучанию на концертах.

Я играю на электроакустической гитаре, подключенной к гитарному или вокально-акустическому процессору, где сигнал обогащается реверберацией и компрессией. Вокал немного полируется эквалайзером.

Бас-гитарист группы Илья Сосницкий добавляет к звучанию инструмента хорус. Синтезатор использует стандартные библиотеки звуков. К виолончели добавляем эмуляции микрофонов из отдельной педали, чтобы обогатить звучание пьезодатчика.

Раньше играли под плейбэк, но постепенно отказались от этого – теряется динамика, нет поля для маневра в рамках минуса и метронома.

Говоря о музыке, Вам не кажется, что люди перестали воспринимать творчество, как что-то цельное? Слушатели мыслят плейлистами, где рядом могут соседствовать совершенно разные стили и исполнители.

90% людей слушают музыку фоном: во время работы, в дороге, для чего-то еще. Я вижу проблему в том, что из-за этого восприятие музыки теряется, значимость творчества меняется. Мы разучиваемся воспринимать идеи, заложенные в творчество.

Нужно понимать, что ты слушаешь, и знать, что звучит, улавливать его смысл. Ведь музыка может менять мировоззрение, оказывать положительное воздействие на людей.

С другой стороны, все развивается по спирали. В 1960-1980-е исполнители не боялись концептуальных работ, а слушатели были готовы воспринимать такой музыкальный материал.

С течением времени люди потеряли потребность в этом, но это не значит, что концептуальность канула в лету. Рано или поздно запрос на более серьезные работы вернется.

Ситуация напоминает то, что произошло в кинематографе. Развитие онлайн-кинотеатров и прочих площадок для просмотра фильмов, казалось, убьет киноиндустрию, а люди перестанут ходить в кинотеатры. Тем не менее, зрители просто оценили удобство: теперь можно смотреть фильмы как дома, так и в кинотеатре.

Напоследок, дайте совет начинающим музыкантам.

Будьте всегда окружены музыкой. Если не пишете, не репетируете, не записываетесь, то просто слушайте музыку. Я считаю, что музыкант может не слушать музыку только когда спит.

Все остальное время посвящайте любым аспектам работы с музыкой. Постоянно впитывайте новую информацию, это обязательно принесет свои плоды.


Купить билеты на концерты “Магелланово Облако”

Официальный сайт группы

Сообщество ВКонтакте

Страница в Твиттере

Страница в Facebook

Канал на YouTube

Пожаловаться

Подписка
Уведомлять о
0 Комментариев
Межтекстовые отзывы
Посмотреть все комментарии